Main menu:

Различие между развитием науки и биологической эволюцией

До сих пор мы проводили аналогию между развитием науки и биологической эволюцией, подчеркивая общие закономерности. Отметим теперь существенное отличие этих процессов. Биологическая эволюция представляет собой множество разветвляющихся направлений развития, как и наука в период ее развития и становления. Однако последствия этих процессов различны. Начав с простейших форм жизни, возникших при весьма специфических условиях, эволюция создала громадное количество экологических ниш, заполнив их мириадами различных видов.

Начав со столь же простых вещей - использования Фалесом (VI в. до н. э.) свойств подобных треугольников для определения расстояния до корабля в море и разработки пифагорейцами арифметических законов музыкальной гармонии, - наука сплела сложнейшую паутину объяснения невероятно широкого круга явлений - от элементарных «кирпичиков» материи до Вселенной в целом, включая и феномен жизни. По мере развития непрерывно возрастало и число отраслей знания. Однако различные теории, доказавшие свою жизнеспособность, оказались связанными между собой не только общими истоками, но и структурно и функционально, как различные органы в едином организме. Сейчас уже невозможно провести резкую грань между биологией и химией, химией и физикой или между физикой и космологией. И чем шире становится область применения отдельных теорий, чем выше точность их предсказаний, тем теснее и глубже становятся эти связи. Теория Ньютона выявила истинное место статики Архимеда и теории движения Галилея как фрагментов механической картины мира. В специальной теории относительности Эйнштейн объединил пространство и время в единый четырехмерный пространственно-временной континуум, а также свел воедино понятия массы и энергии.

В общей теории относительности масса-энергия оказалась связанной со свойствами пространства-времени.

Совокупность существующих теорий можно для наглядности изобразить в виде расширяющейся сферической оболочки, окруженной со всех сторон океаном знаний. По мере того как число фундаментальных принципов уменьшается, а сами принципы наполняются все более глубоким содержанием, внутренняя граница сферической оболочки сжимается - возможно, к ядру, содержащему научную «истину в последней инстанции». Существует ли такое ядро - «изначальный принцип» Платона - в действительности? Это неизвестно; однако вера в его существование, несомненно, стимулирует теоретические поиски ученых со времен Пифагора и до наших дней.