Main menu:

Центризм или однородность?

И наконец, дилемма «центризм или однородность», существовавшая в античной космологии, жива и в современной науке. Находимся ли мы в центре Вселенной? Мир Платона и Аристотеля напоминал луковицу, в сердцевине которой находилась Земля, тогда как сфера неподвижных звезд составляла ее внешнюю оболочку. С другой стороны, Левкипп и Демокрит полагали, что звезды - это далекие солнца, свет которых приходит к нам из бесконечного пространства. Историк науки Александр Койр в книге «От замкнутого мира к бесконечной Вселенной» утверждал, что переход от одного мировоззрения к другому был ключевым моментом научной революции. Однако имел ли место подобный переход на самом деле?

В XIII в. сочинения Фомы Аквинского изменили направленность христианской теологии: отказавшись от идей Платона, которые претерпели значительное изменение за прошедшее тысячелетие, религия нашла опору в философии Аристотеля, в результате чего последняя приобрела религиозный оттенок. «Ад» Данте и «Потерянный рая» Мильтона дают нам представление о теологической космологии, безраздельно господствовавшей вплоть до XV в. Альтернативная космология пришла в Европу, так сказать, через третьи руки. В 1417 г. после долгого забвения была опубликована стихотворная поэма Лукреция (99-55 гг. до н. э.) «О природе вещей». Ее автор, римский философ и поэт, был последователем Эпикура (341-270 гг. до н. э.), который, в свою очередь, воспринял физические и космологические представления Левкиппа и Демокрита. Лукреций представлял Вселенную как пустоту, не густо, но равномерно заполненную абсолютно твердыми, неделимыми и неуничтожимыми частицами материи, разлетающимися во все стороны. «Вселенная, - говорил Лукреций, - не имеет центра и содержит бесконечное множество обитаемых миров». Более того, он утверждал, - что Вселенная и происходящие в ней события неподвластны богам.

Самым знаменитым последователем Лукреция был Джордано Бруно (1548-1600), трагическая жизнь и смерть которого явились результатом его конфликта с церковью. Монах доминиканец, он был обвинен в ереси и изгнан из ордена. Последовали долгие годы скитаний по Европе. Кальвинистская церковь Женевы заточила его в тюрьму, а лютеранская в Германии подвергла отлучению. И наконец, в феврале 1600 г., после семилетнего заточения, по приказу инквизиции его заживо сожгли на костре. Космологические воззрения Джордано Бруно были скорее эклектичными, нежели оригинальными. Представления Лукреция о бесконечности пространства и множестве обитаемых миров он объединил с мистическими, магическими и анимистическими традициями оккультизма, восходящими к Гермесу Трисмегисту. Бруно верил, что звезды и планеты наделены душой и высмеивал утверждения о том, что математические рассуждения могут способствовать пониманию небесных тайн.

Как мы уже говорили, Коперник представлял Вселенную в виде сферы, в центре которой находится Солнце, а Кеплер считал, что звезды заключены внутри тонкой сферической оболочки, окружающей Солнце. Галилей предусмотрительно умалчивал о форме и размерах звездной Вселенной. В своем «Диалоге о двух главнейших системах мира: Птолемеевой и Коперниковой» он тактично предоставил Симпличио, Персонажу, выступающему с позиций Аристотеля и церкви, высказать окончательное мнение по этому поводу.

Сальвиати: Что же мы теперь сделаем, синьор Симпличио, с неподвижными звездами? Рассеем ли мы их по огромным безднам вселенной на разных удалениях от какой-нибудь определенной точки или же соберем их на одной поверхности, сферически расположенной вокруг своего центра так, что каждая из них будет равно отстоять от одного и того же центра?

Симпличио: Скорее я выбрал бы средний путь и отвел бы им сферу с определенным центром, ограниченную двумя шаровыми поверхностями, т. е. одной внешней вогнутой и другой нижней выпуклой. Между ними я поместил бы все бесчисленное множество звезд, но все же на разной высоте; это могло бы называться сферой вселенной, заключающей внутри себя орбиты планет, уже обозначенные нами.

Сальвиати: Итак, синьор Симпличио, к настоящему моменту мы уже расположили мировые тела в точном соответствии с системой Коперника; сделано это было вашей собственной рукой… .

В письме, написанном в 1640 г., за два года до своей смерти, Галилей отнес вопрос о размерах Вселенной к категории таких, «которые, как и вопросы о предопределенности бытия, свободе воли и им подобные, недоступны несовершенному человеческому разуму, и не исключено, что ответы на них может дать лишь священное писание и божественное откровение». Декарт полагал, что Вселенная безгранична, но не бесконечна. А по мнению Ньютона, звезды - это далекие светила, подобные Солнцу, которые возникли в результате конденсации вещества, первоначально «равномерно заполнявшего бесконечное пространство». Согласно Ньютону, Вселенная не только безгранична, но и однородна, т. е. в среднем ее свойства одинаковы во всех точках и по всем направлениям. Аналогичных взглядов придерживались Лукреций и Джордано Бруно, который писал: «Центр - везде, периферия - нигде». Декарт был согласен со второй половиной этого афоризма, но не признавал первой, и в этом смысле его космология оставалась аристотелевой.

Хотя физика Декарта и не могла конкурировать с физикой Ньютона, геоцентрические представления Аристотеля не сразу уступили место представлениям о строении мира, унаследованным Ньютоном от древнегреческих атомистов. На протяжении XVIII-XIX и даже в начале XX вв. большинство ученых, непосредственно занимающихся астрономией, т. е. ведущих наблюдения в телескоп или выполняющих астрономические расчеты и измерения, основывались скорее на представлениях о строении мира Коперника, Кеплера, и Галилея, нежели Ньютона. Убедившись, что звезды - это далекие солнца, они продолжали считать, что наше Солнце расположено в центре Вселенной или по крайней мере вблизи него. Впрочем, тогда казалось, что и наблюдения свидетельствуют в пользу такого представления. Когда же в 1918 г. Харлоу Шепли обнаружил, что Солнце находится вблизи края громадной сферы, образованной шаровыми звездными скоплениями, астрономы переместили центр Вселенной в центр этой сферы. Первое убедительное свидетельство в пользу ньютоновского постулата об однородности пространства, полученное из наблюдений, дал в 1929 г. Эдвин Хаббл. Однако противоположная точка зрения (согласно которой Вселенная имеет центр и мы находимся неподалеку от него) отстаивалась некоторыми учеными вплоть до конца 60-х годов XX столетия.